Инновационная дерзость лидеров

06.07.2012

Я пишу эти строки в преддверии юбилея – семьдесят лет назад, 2 декабря 1942 года, когда под Сталинградом русские уже взяли в кольцо группировку Паулюса, в Чикаго Энрико Ферми пустил первый в мире атомный реактор и провел управляемую цепную реакцию. Да-да, в подтрибунном помещении местного бейсбольного стадиона, в рамках засекреченной чикагской «металлургической лаборатории».

Атомный американский проект, начатый в 1941 году, круто изменил судьбу мира. Он предопределил технологический взрыв в развитии Запада, а косвенно – и СССР. Он буквально спас Соединенные Штаты. Ибо разве непонятно, что, не имея ядерного оружия, американцы в 1950-е никак не могли бы предотвратить рывок дядюшки Джо к Атлантике и полный захват Евразии Советским Союзом в союзе с красным Китаем?

Решение Рузвельта 1941 года стало половиной успеха атомного проекта. Именно смелость и прозорливость капитана государственного корабля Америки сыграли решающую роль. Ведь ни одна частная корпорация не смогла бы потянуть проект такого размаха. Никакой «рынок» не может справиться с делом подобного размаха.

Но, черт возьми, как это случилось? Никогда дотоле история человечества не знала примера мобилизации огромных государственных ресурсов богатейшей страны планеты ради вложений в то, что сначала казалось полным безумием…

***

Мне, признаюсь, долго не давал покоя вопрос: как мог Франклин Рузвельт в 1941 году решиться на то, чтобы потратить громадные государственные средства на атомный проект? Ведь в то время он казался действительно чистой фантастикой, основанной почти целиком на умозрениях сумасшедших ученых. Ну, мигает у них что-то и светится – так что это доказывает? Мало ли у кого что-то там в лабораториях что-то щелкает? Кто вообще может доказать, что их протоны и нейтроны существуют?

К 1941 году мир уже знал целую череду примеров сумасшедших, обивавших пороги миллионеров и министерств с проектами то «лучей смерти», то получения энергии без топлива, из ничего. Они неизменно оказывались то свихнувшимися, то шарлатанами. А Рузвельт взял – да решился! Чтобы понять, насколько нетривиальным и «безумным» было такое решение про состоянию на сорок первый год, достаточно представить себе, что в наши дни президент крупной страны вдруг подписывает решение о начале многомиллиардной государственной программы по началу работ про достижению физического бессмертия человека. Или по постройке первого опытного антигравитационного планетолета. Или о создании, скажем, машины по извлечению энергии из мирового эфира, основываясь на еще толком не проверенной, новой физической теории, которую осмеивают и повергают сомнению многие признанные ученые. Представьте себе это в наши дни – и вы получите представление о том, насколько велик оказался государственный ум и настоящий управленческий подвиг великого американского президента.

Дело кажется еще более удивительным, если мы учтем еще одно обстоятельство: Рузвельт Второй поверил сумасшедшими ученым, которые предложили совершенно необычный на тот момент способ овладения ядерной энергией: цепную реакцию. Сама по себе атомная энергия уже существовала тогда на страницах фантастических романов. И в «Освобожденном мире» Герберта Уэллса (1913 г.), и в «Маракотовой бездне» (1927 г.) Артура Конан Дойля. (Правда, у сэра Артура о ней говорится вскользь, с замечанием о том, что пресловутая энергия атома не так уж велика, как думают многие.

В книге «Энергетика будущего (через 100 лет» немецкий инженер Г.Гюнтер (выдано в свет в СССР «Энергоиздатом» в 1934 г.) писал: «Еще меньше поддается обсуждению с точки зрения «сегодняшнего дня» физическая проблема, самая большая, которую придется решить технической физике, а именно – использование внутриатомной энергии путем искусственного разрушения атомов. Эйнштейн нам показал, как вычислить энергию материи. В одной капле воды … достаточно энергии для того, чтобы в продолжении целого года давать мощность в 200 л.с. Следовательно, речь идет о количествах энергии, которая при той же массе в сотни тысяч, даже в миллионы раз больше того, что мы могли бы получить при сгорании или при других химических реакциях…

Пройдут ли до этого годы или поколения, этого никто на сегодняшний день не может сказать. Но в один прекрасный день человечество, вероятно, будет стоять у этой цели. Тогда оно будет, улыбаясь, смотреть на громадные гидравлические и теплосиловые установки, которые сегодня (еще так недостаточно) снабжают мир энергией.

И вместо того, чтобы утолять голод колоссальных котлов такими драгоценностями, как нефть и уголь, или строить плотины, стоящие бесчисленные миллионы, оно станет отмерять порции внутриатомной энергии карликовыми машинами, мощность которых в тысячи раз превысит то, что могли делать предки этих машин. С этого дня исчезнет все, что в настоящее время служит для переноса топлива с одного места Земли на другое, ибо годичный запас топлива для электрической станции сможет быть помещен в обыкновенной бутылке, а всякая работа непременно будет производиться при помощи электричества. Если продумать эти возможности до конца, то перед нашими глазами раскрывается грандиозная реконструкция энергохозяйства, далеко превышающая самые смелые желания техники на сегодня. Неограниченные количества энергии, так же хорошо приспособленные сеять смерть и истребление, как жизнь и счастье, будут в распоряжении человечества. Если человечество не созреет для правильного использования того могущества, которое будущее вложит в его руки, то оно погибнет от своей власти над природой…»

То есть, в 1930-е годы атомной энергии все-таки ждали. Однако до самой Второй мировой войны ученые считали, будто атомная энергия будет добываться с помощью расщепления атома (как оно и есть сейчас), однако – с помощью специальных устройств-«пушек». Или ускорителей-циклотронов. То есть, некая внешняя сила должна разбивать атомное ядро. Если вы читали детективно-фантастический триллер Александра Беляева «Чудесное око» (1935 г.), то в нем русская советская экспедиция, опережая коварных американцев, с помощью подводного телевизора обнаруживает на затонувшем корабле железный чемоданчик погибшего изобретателя – и поднимает его. А в чемоданчике – чертежи той самой электрической пушки для расщепления атомного ядра.

Но перед войной Ферми, Сциллардом, Флеровым, Петржаком и Жолио-Кюри было сделано открытие цепной реакции. То есть, можно сдвинуть вместе два куска чистого урана – и поток нейтронов от делящихся атомов, вылетая, начнет разбивать соседние атомные ядра. Те также выпустят лишние нейтроны (сам нейтрон, кстати, был открыт только в 1932 г.) – и они, в свою очередь, станут разбивать ядра других атомов. По цепочке, так сказать. Стало быть, расщепление атома будет походить на процесс горения дров в очаге, и не нужны для этого никакие внешние «пушки». Нужно только научиться ускорять, замедлять и вообще останавливать реакцию. Ну, как в случае с огнем в печи или в камине. Вам же не нужны некие специальные излучатели, чтобы заставлять гореть дрова или уголь в топке! Их надо поджечь, а дальше реакция пойдет сама.

(Отметим, что в СССР к выводу о возможности цепной реакции, вызываемой нейтронами, в 1939-1940 годах пришли К.Петржак и Г.Флеров. Они открыли, что атомы урана могут распадаться самопроизвольно, едва масса куска урана достигнет определенной величины. Чтобы доказать, что распад необычного металла идет не под действием космических лучей, тогда еще молодые Флеров и Петржак по совету Игоря Курчатова добились от Наркомата путей сообщения СССР разрешения на то, чтобы затащить три тонны аппаратуры в кабинет начальника станции московского метро «Динамо» и провести нужные опыты на глубине в полсотни метров).

***

Сама по себе идея атомной энергии казалась фантастикой в 1941 году (в нее не верил, как вы помните, даже великий Резерфорд). А идея того, что атомную энергию можно получать путем самотечной цепной реакции, а не с помощью неких «пушек»-излучателей, казалась фантастикой вдвойне.

Таким образом. Рузвельт – юрист по образованию и политический делец по жизни – поверил в двойную фантаститку!

***

Мне стало интересно: почему? Что сподвигло его, далекого от физики человека, решиться на это? Только ли письмо, подписанное Эйнштейном и только ли убедительные речи Сакса? И тут я, изучая биографии Ф.Д.Р., сделал интересную находку. Оказывается, Рузвельт был помешан на самых смелых научно-технических инновациях. В годы Первой мировой, служа заместителем военно-морского министра Соединенных Штатов, Рузвельт познакомился с очередным изобретателем, обещавшим делать горючее из простой воды. Рузвельт выбил казенные средства на опыты. Увы, изобретение оказалось пшиком. Но Рузвельт не утратил своего инновационного пыла. В 1920-е годы, временно отойдя от активной политики и будучи уже с парализованными ногами, Франклин Делано Рузвельт занимался бизнесом. Знаете, куда он вложил деньги? В самую (на тот момент) технологическую «крутизну»: в компанию «Фотоматон», которая делала кабинки, где каждый желающий мог, опустив монетку в прорезь, сфотографироваться. В 1928 г. Рузвельт создает компанию «Камко»: создание магазинов-автоматов, продающих товары без продавцов. Увы, оба предприятия попали под обвал Великой депрессии 1929 года. А в 1923 г. Рузвельт (правда, без особого успеха) пытался создать компанию «Дженерал Эйр Сервис», которая занималась бы организацией воздушного сообщения между Нью-Йорком и Чикаго на дирижаблях.

***

То есть, Ф.Д.Рузвельт был, как и полагается инноватору, хулиганом и мальчишкой в душе, не боявшимся нарушать «общепринятые правила». В отличие от скучно-косных, «взрослых и солидных» субъектов, он не боялся нового и смело шел на эксперименты. Он – родственная мне и моим друзьям душа. Рузвельт сполна обладал мышлением мирового лидера: не трусить перед «невыполнимыми задачами» и не бояться делать что-то первым в мире. Никакого «Как бы чего не вышло!», никаких там «Хотели как лучше, а получилось как всегда!» или «А что скажут другие?». Наплевав на общее мнение мирового «птичьего двора», смело идти вперед – ибо всего один инновационный успех оправдает все и покроет все издержки. Идти вперед, сметая с пути маловеров и нытиков, не копируя никого рабски, ибо только дерзость приносит мировое лидерство.

Вы думаете, случайно ли Гитлер решался на совершенно безумные шаги в ходе блицкригов и подчас (хотя и далеко не всегда) шел на применение самых передовых научно-технических новинок? Нет! Ведь один из его любимых фильмов – фантастический «Метрополис» Ланга 1927 года. Кстати, посмотрите этот немой шедевр экспрессионизма: вы там увидите многие архитектурные и человеческие образы Третьего рейха, как воплощенные, так и оставшиеся только на бумаге.

О Сталине мы знаем гораздо меньше: он остался во многом закрытым для современников и потомков. Но он ведь тоже с огромным вниманием отнесся к съемкам футуристическо-фантастического кино «Космический рейс» в 1936 году. И ведь именно в тридцатые годы начинает восходить звезда физика-атомника Игоря Курчатова, а сталинское правительство (еще до открытия эффекта цепной реакции) вкладывает громадные средства в циклотроны-ускорители. Да, и Сталин нес в себе то же «мальчишество» плюс психологию и мышление мирового лидера.

Президент Кеннеди, принявший решение в 1961 году высадить на Луну человека «еще до конца десятилетия», также был воспитан мощнейшей литературой научной фантастики, буквально взорвавшейся в США с 1920-х годов. Его ум был готов к принятию фантастических планов на уровне страны.

И как же отличаются от всех этих великих вождей нынешние серо-обывательские «национальные лидеры», боязливо смотрящие: а где-то кто-то делает подобное? А в мире это уже есть? И не лучше ли нам вбухать миллиарды долларов в футбол, нежели в какие-то там «Россию 2045» с ее бессмертием или в марсианскую миссию? С такими серыми мышами мы обречены на застой и поражение. Я с ужасом ожидаю, когда к власти придут те, кто воспитывался не на великой научной фантастике, а на мракобесных фэнтэзи с их драконами, феодалами, колдовством и «игрой престолов». Вот это будет регресс из регрессов.

И только волевой порыв, соединяющий технократию, национализм и социализм, способен спасти нас от падения во мрак, от регресса. Мы, дети великой советской цивилизации, становимся последним рубежом цивилизации, последним бастионом на пути пришествия слепых и глухих веков неоварварства. Ибо за нами никого нет. За нами – мрак в мозгах.

По иронии мировой истории, именно русские сегодня способны дать новую жизнь ядерной энергетике. Действительно новой, которой не нужна цепная реакция. То есть, можно совершить совершенно безумный прорыв, вернувшись к тому направлению в ядерной энергетике, о котором мечтали до открытия «чейн риэкшн». И у этого прорыва есть имя: Игорь Острецов…

Cтатьи

Я всегда стараюсь отличать «высокую» политику от «высокой» моды(Ю.Тимошенко) Появление на...
  «Я не хлоп-повстанець, а Гетьман з ласки Божої та по волі народу»   Богдан Хмельницкий События...