Военная авиация через 100 лет

11.11.2011

Военная авиация, в отличие от артиллерии - древнейшего средства поражения объектов, вооружения и военной техники, живой силы противника, является относительно молодым средством ведения боевых действий. Она получила свое развитие в начале и особенно стремительно развивалась во второй половине ХХ века. В начале ХХI века ее развитие идет по пути модернизации существующего парка. В ближайшие 50-60 лет вряд ли можно ожидать внедрения прорывных технологий в военную авиацию.

Факторы, определяющие направления трансформации военной авиации в ХХI веке

Трансформация военной авиации в ближайшие 100 лет может происходить под влиянием двух факторов.

Во-первых, развитие авиации в ближайшей и среднесрочной перспективе будет складываться под влиянием развития взглядов на применение вооруженных сил в глобальной и региональных войнах, сценариев ведения войн и конфликтов.

Анализ доктринальных положений, устанавливающих порядок применения вооруженных сил США и НАТО, позволяет сделать выводы о возможных сценариях развязывания и ведения крупномасштабных войн в обозримом будущем. В соответствии с концепцией «Глобальный удар» штаб командования США разработал «Оперативный план-8022». Это обновленный вариант действий в чрезвычайных условиях, который предусматривает нанесение обычных и ядерных (в том числе превентивных) ударов по органам государственного и военного управления, группировкам войск (сил), объектам ПВО, а также местам производства и хранения оружия массового поражения вероятного противника. Согласно «Оперативному плану-8022», возможны два основных варианта действий стратегических наступательных сил США.

Первый вариант - проведение серии скоординированных (в том числе ядерных) ударов в условиях непосредственной угрозы применения противником оружия массового поражения против США и их союзников.

Второй вариант - нанесение выборочных ударов по высокозащищенным и заглубленным объектам атомной промышленности и другим элементам инфраструктуры стран, от которых исходит угроза безопасности США и их союзников.

Считается, что на успешность действий существенное влияние оказывает временной фактор, в связи с чем вероятный противник делает ставку на ядерные силы, высокоточное оружие (ВТО) и оружие на новых физических принципах (ОНФП). Особое внимание уделяется информационной и кибервойне. В региональной войне ставка сегодня делается на авиацию. В ближайшие 20-30 лет задачи оперативного и тактического плана будут решаться в основном авиацией, но в последующие годы роль авиации постепенно сойдет на нет. В более отдаленной перспективе значительно снизится роль военной авиации и в ограниченной войне. Через двадцать лет возрастет роль пропагандистской кампании, нацеленной на дискредитацию проводимого противоборствующим государством политического курса, формирование среди населения «образа врага» и обеспечение широкой поддержки военной акции. Если в прошлом веке главная цель операций заключалась в завоевании превосходства в воздухе, то в нынешнем веке пристальное внимание будет уделяться ведению информационной войны, направленной на достижение превосходства в сфере управления войсками, а также на морально-психологическое подавление личного состава вооруженных сил и населения противоборствующей стороны. Будут применяться экономическая блокада и нанесение интенсивных высокоточных ударов по ключевым объектам экономики в целях дестабилизации всей системы жизнеобеспечения страны.

Во-вторых, развитие военной авиации, несомненно, будет связано с научно-техническим прогрессом, который определяется возможностями государства, его потенциалом. При этом будет осуществляться силовое давление на противника (например, в виде демонстрационных ударов), чтобы побудить его не вступать в вооруженное противостояние и принять выдвинутые условия без войны. Однако такой идеальный вариант возможен только при решающем технологическом превосходстве над противником в наукоемких видах оружия - космическом, ракетном, информационном, что под силу только развитым государствам.

Анализ войн и вооруженных конфликтов начала XXI века позволяет предположить, что будущие крупномасштабные войны станут войнами шестого поколения. Решающая роль в этих войнах будет принадлежать новым видам высокоточного оружия, которое по своей эффективности приближается к ядерному, но не оказывает разрушительных последствий, прежде всего, для экологии. Что касается ядерного оружия, то оно сегодня из оружия поля боя превратилось в оружие сдерживания агрессора от развязывания войны. Потенциал угрозы будет постепенно смещаться в космос. Это послужит серьезным дестабилизирующим фактором и приведет к скачкообразному приобретению той или иной стороной односторонних преимуществ, к существенному изменению характера вооруженной борьбы. Увеличение количества космических аппаратов уже сегодня привело к соперничеству ведущих держав мира за стратегические позиции в космосе. Изложенные выше тенденции и будут определять будущее военной авиации.

Роль и место военной авиации в ХХ веке и тенденции ее качественного развития в XXI веке

Следует заметить, что будущее средств вооруженной борьбы не всегда формировалось на объективных законах и закономерностях их развития. В середине ХХ века с появлением ракетно-ядерного оружия роль военной авиации резко снизилась, она претерпела существенные изменения. В конце ХХ века в условиях набиравшего обороты процесса сокращения стратегических наступательных вооружений искусственно формировалось мнение о необходимости развития военной авиации. Оно «культивировалось» и в начале XXI века, в частности, этой цели служили демонстрационные полеты военной авиации с участием руководителей страны (сейчас точно так же демонстрируется особое внимание к воздушно-космической обороне). К сожалению, как в конце XX века, так и в начале XXI века научно-обоснованные приоритеты перспективного развития вооруженных сил России не были определены. Реформирование сводилось к сокращению численности соединений и частей и преобразованию их в бригады. И если в конце XX века военная авиация XXI века представлялась грозным оружием с самолетами-невидимками в составе стратегической авиации, то сегодня это представление отошло на второй план, и речь идет только о развитии в ближайшей перспективе многофункциональных тяжелых самолетов тактического радиуса действия (истребительная авиация Т-50 и Су-35, способная заменить в составе ВВС России тяжелые перехватчики МиГ-31 и Су-27), прежде всего, за счет модернизации. При этом не учитывается, что в будущем, как показывает приведенный выше анализ, может возобладать тенденция к ведению бесконтактных войн, в которых роль тактической авиации будет сведена к минимуму.

Чем можно объяснить эти тенденции в развитии военной авиации? Прежде всего, акцент на совершенствование обусловлен сложными взаимосвязанными факторами, такими как высокая стоимость производства, проблемы перехода на новые виды топлива, конструкционных материалов. Кроме того, будущее военной авиации будет складываться в неразрывной связи с развитием гражданской авиации и двойными технологиями. При этом необходимо учитывать, что военная авиация останется движущей силой технологического лидерства для развития гражданской авиации. По крайней мере, так было всегда и так должно быть, поскольку это связано с обеспечением национальной безопасности. Следовательно, нельзя исключать, что во второй половине XXI века могут произойти инновационные прорывы.

Вместе с тем нельзя однозначно утверждать, что это будут прорывы именно в военной авиации. Поскольку уже сегодня просматривается тенденция смещения арены военных действий в околоземное космическое пространство, можно предположить, что это будут средства воздушно-космического нападения, способные переходить из атмосферы в космос и обратно, и им будет отводиться решающая роль. Более того, это уже будут беспилотные воздушно-космические аппараты, относящиеся к ракетным войскам стратегического назначения, а не к авиации в ее традиционном понимании. Речь идет, прежде всего, о баллистических ракетах и средствах борьбы в диапазоне высот 40-100 км - о гиперзвуковых летательных аппаратах и крылатых ракетах. Но это - перспектива второй половины XXI века, когда на смену воздухоплавательной военной авиации придут ракетно-космические системы. В это же время могут появиться и беспилотные пассажирские самолеты, которые в действительности будут представлять собой беспилотные пассажирские космические аппараты.

Таким образом, на смену военной авиации приходят ракетные высокоточные средства поражения, которые обеспечиваются космическими системами. Для военной авиации это - повторение ситуации, которая сложилась после Великой Отечественной войны, когда военная авиация была не в состоянии решать все задачи современной войны. Так и сегодня пилот не действует самостоятельно, а является элементом обширной интерактивной системы, в которую включены радары на самолетах, предупреждающие о приближении противника, специалисты и аналитики на земле. В развитии военно-технических систем постепенно наступает то время, когда человек уже не будет управлять аппаратом, а фактически будет находиться в нем в роли исследователя.

Перспективы и проблемы развития военной авиации в ХХI веке

В экспертном сообществе правомерно ставится вопрос: что же будет с военной авиацией в первой половине ХХI века и далее?

Прежде всего, в первой половине ХХI века продолжится внедрение последних мировых достижений в области военного самолетостроения. К важнейшим направлениям развития технологий в военном авиастроении относятся разработки сверхзвуковых и гиперзвуковых летательных аппаратов (ЛА), беспилотных летательных аппаратов, самолетов четвертого и пятого поколений. Будет развиваться комплексная технология снижения заметности средств воздушного нападения, получившая название «Stealth». Эта технология входит в перечень приоритетных направлений развития аэрокосмических систем США, которые, как предполагается, существенно повлияют на облик летательных аппаратов будущего. В рамках Stealth уже созданы или разрабатываются такие летательные аппараты, как ударный истребитель F-117В, многоцелевые тактические истребители F-22 и F-35, стратегический бомбардировщик В-2, боевые БЛА Х-47А и Х-45А, ударный вертолет RAH-66. Новейшие решения, положенные в основу их конструкций с использованием данной технологии, позволили снизить заметность машин в радиолокационном, инфракрасном, оптическом и акустическом диапазонах радиоволн.

Следует отметить, что в ответ на совершенствование Stealth не менее быстрыми темпами разрабатываются столь же сложные и инновационные контртехнологии, сводящие к нулю ее преимущества. Подобные разработки ведутся в Великобритании, Франции, Германии и других странах, ориентированных на военно-техническое лидерство. Применение контртехнологий свидетельствует о бесперспективности военной авиации в более отдаленной перспективе.

Другое, казалось бы, перспективное направление развития авиационной техники - создание беспилотных летательных аппаратов (БЛА). К ним относятся, прежде всего, беспилотные «самолеты» и БЛА вертикального взлета и посадки. В последнее десятилетие актуальность их использования заметно возросла, в связи с чем активно разрабатываются различные концепции ЛА подобного типа. У этого направления - колоссальный потенциал, способный определить контуры авиации будущего. На смену самолетам приходят аппараты, и относить их к военной авиации становится проблематичным.

Беспилотные летательные аппараты различаются по конфигурации, летно-тактическим, геометрическим и иным характеристикам, по типам и параметрам двигателей и целевой аппаратуры. Пока они находят применение преимущественно в военной сфере, однако их использование в гражданском секторе особенно актуально для России, в первую очередь, в целях мониторинга протяженной инфраструктуры транспорта, энергоснабжения и связи.

В мире реализуется порядка 300 проектов разведывательных и разведывательно-ударных БЛА. Они имеют ряд существенных преимуществ перед пилотируемыми аппаратами, к числу которых относятся: возможность полета на предельно малых высотах, в складках местности, применение активных и пассивных помех, высочайшая маневренность, снижение радиозаметности, уровня инфракрасного излучения и акустического шума. Все это позволяет беспилотникам успешно преодолевать зону действия ПВО.

Беспилотные летательные аппараты также используются для борьбы с различными средствами воздушного нападения. Здесь они выступают в роли «контртехнологий». БЛА, оснащенные радиолокационными средствами, способны обнаружить низколетящие цели, которые не поддаются обнаружению с помощью обычных радиолокационных установок. БЛА - это средство борьбы в интересах ПВО, сухопутных войск, разведки, других видов и родов войск, следовательно, они придут на смену истребительной авиации.

В более отдаленной перспективе можно ожидать появления вместо многих типов самолетов «военной авиации» тактического звена, решавших задачи во фронтовых и армейских операциях, гиперзвуковых летательных аппаратов и их силовых установок. В перспективе на их основе можно будет разработать управляемые ракеты разных классов большой и малой дальности, которые значительно дешевле в производстве и эксплуатации, чем самолеты. В дальнейшем возможно появление и перспективных пилотируемых систем. Это также основа не для авиации, а для ракетостроения будущего. И если в ракетостроении это реальная перспектива, то в авиастроении создание стратегического бомбардировщика требует обеспечения технологического задела для осуществления прорыва во многих областях промышленности. Прежде всего, необходим качественный скачок в разработке и промышленном производстве принципиально новых сплавов и полимеров. Новые материалы, обладающие уникальными по нынешним временам свойствами, позволили бы выйти на качественно иной уровень проектирования в двигателестроении и самолетостроении. Для этого предстоит решить целый комплекс проблем, особенно в области проектирования высокоэффективного двигателя, способного устойчиво работать в гиперзвуковом режиме. На прежних технологиях в будущее уже не уедешь, а новых, к сожалению, нет. Программа создания нового стратегического бомбардировщика, рассчитанная до 2025-2030 гг., а, возможно, и на более длительный период, будет в основном носить концептуальный, исследовательский характер и коснется лишь возможного облика «самолета». Но фактически это уже будет не самолет, а ракетоплан. Он может быть оснащен работающим на водородном топливе гиперзвуковым прямоточным воздушно-реактивным двигателем, способным развивать скорость примерно в 11000 км/ч, что почти в 10 раз превышает скорость звука. Эта технология в будущем позволит радикально сократить длительность перелетов и существенно удешевит запуск космических аппаратов. Это могут быть гиперзвуковые летательные аппараты - «гиперзвуковые бомбардировщики», обладающие скоростью свыше 10-20 Мах (один Мах равен скорости звука) и глобальной дальностью полета. Но в этом случае напрашивается вопрос: этот летательный аппарат будет относиться к военной авиации или это уже будет новый тип летательного «аппарата-бомбардировщика», принадлежащий к ракетной технике класса «высокоточное оружие» большой дальности?

Пятое поколение отличается многофункциональностью, малозаметностью самолета в радиолокационном и инфракрасном диапазонах, автоматизированной системой управления, интегрирующей управление самим самолетом и его оружием, сверхманевренностью. Самолет нового поколения должен обеспечивать сверхзвуковой полет на крейсерском режиме, но без соответствующего двигателя эту задачу не решить ни в ближайшей, ни в отдаленной перспективе. Пока ни один из существующих двигателей не способен обеспечить сверхзвуковой полет в бесфорсажном режиме.

Считается, что в России создан прототип двигателя пятого поколения - модель 117С. Он выполнен на основе глубокой модернизации двигателя АЛ-31Ф, который давно эксплуатируется и демонстрирует превосходную производительность. По многим показателям он вплотную приближается к характеристикам двигателя пятого поколения. Тем не менее двигатель 117С - все же результат модернизации, а не принципиально новая разработка. И если речь идет о военной авиации конца ХХI века, то это вчерашний день.

На сегодня в мире существуют два двигателя пятого поколения: американские F119-PW-100 для тяжелого истребителя пятого поколения F-22 Raptor и семейство F135 для легкого истребителя пятого поколения F-35 Lightning II. С колоссальными трудностями, преодолевая массу организационных и инженерных проблем, вкладывая миллиарды долларов, американцы упорно продвигают в серию истребитель F-35. Он является легкой машиной пятого поколения и должен быть растиражирован почти в 3000 экземпляров по огромному числу стран мира, сменив в составе ВВС США и их союзников созданные в 1970-х годах истребители F-16. Россия даже в среднесрочной перспективе не сможет ничего противопоставить F-35 и заменить устаревший парк МиГ-29. Это еще раз подтверждает бесперспективность военной авиации, которая чем дальше, тем больше отстает от развития ракетно-космической техники и технологий. Более того, авиационная техника, в отличие от ракетно-космической, никогда не была средством решения политических проблем. А развиваться она будет только потому, что в нее вложены огромные средства и у нее еще долго будет существовать рынок сбыта.

Учитывая растущую озабоченность общества экологическими проблемами, авиаконструкторы видят летательный аппарат будущего, прежде всего, «зеленым», т.е. малошумным, с минимумом выбросов, а также суперэкономичным, гибким в плане оформления интерьера, с повышенной комфортностью.

Идея о «сверхвысотном» самолете всегда вдохновляла многие поколения специалистов на освоение нового уровня высот. Сегодня это все еще серьезный вызов. Считается, что наибольшим потенциалом для ответа на него обладает концепция баллистического ракетоплана.

До настоящего времени ни один пилотируемый самолет не поднимался выше 40 км и никогда не поднимется, так как для полета обычного самолета необходима аэродинамическая подъемная сила, создаваемая потоками воздуха на несущих поверхностях - крыльях, которые обязательны для всех летательных аппаратов аэродинамического типа. Величина аэродинамической подъемной силы зависит от плотности окружающего воздуха. Для подъема самолета на большую высоту нужен принципиально иной характер полета, в данном случае - без опоры на воздух.

Явное превосходство баллистических ракет по высоте и скорости полета натолкнуло конструкторов на создание концепции новых пилотируемых аппаратов (но не самолетов) на основе достижений современной ракетной техники. Эти аппараты будут обладать большой скоростью и высотой полета.

Баллистический ракетоплан сможет развивать во время полета гиперскорости до 20 тыс. км/час и более, недоступные современным реактивным самолетам. По дальности полета он способен превзойти обычную баллистическую ракету. Это еще одно направление, подтверждающее трансформацию военной авиации в ракетно-космическую военную систему.

Таким образом, сегодня сделать вывод о том, какой будет военная авиация через 100 лет, очень сложно. Перспективы ее развития в первой половине ХХI века можно прогнозировать с достаточной вероятностью. А вот какой она будет во второй половине века, и будет ли вообще «военная авиация» или она трансформируется в ракетно-космические системы военного назначения, можно только предполагать...

С уверенностью можно все же утверждать, что военной авиации в нашем традиционном понимании не будет. Это будут совершенно новые ракетно-космические системы, не имеющие ничего общего с нынешней военной авиацией. Место авиации займут летательные аппараты многоразового использования с плазменными и ионными двигателями. Возможно, это будут двигатели с использованием силы магнитных полей, которые позволят в начале ХХII века совершать полеты на большие расстояния за короткое время. Хотелось бы верить, что через 100 лет все будет именно так.

Cтатьи

Я всегда стараюсь отличать «высокую» политику от «высокой» моды(Ю.Тимошенко) Появление на...
  «Я не хлоп-повстанець, а Гетьман з ласки Божої та по волі народу»   Богдан Хмельницкий События...